К 100-летнему юбилею
Георгий Александрович Михайлов (1916-2004)
"Мечта инженера"

01.11.2016 - 31.12.2016
«Сладкие женщины» Георгия Михайлова

Автор этой серии – её авторское название «Веселые наяды» - вовсе не художник-примитивист: Георгий Александрович Михайлов (1916-2004) был архитектором, много проектировал, среди его известных работ – участие в разработке вестибюлей станций метро «Маяковская» и «Пл. Александра Невского». Так что перед нами редкий случай, когда профессионал хочет сбросить бремя «ученых» правил и навыков и хоть на какое-то время побыть в мире собственных фантазий. Если в «Наядах» Михайлова и есть ирония – то самая малость. На самом деле – это воплощение ( в точном смысле – от слова плоть) мечтаний о народной, простой и желанной, женщине, это стремление придать визуальность подсознательным поискам народного образа сексуальности. Подобное стремление к опрощению эротического издавна присутствует в культуре . Периодически эта жажда опрощения активизируется. Так, в начале прошлого века Саша Черный остроумно описал этот очередной прилив: «Пришла Проблема Пола, Румяная фефела, И ржет навеселе». Великий насмешник, Саша Черный иронически высмеял запретные интеллигентские мечтания о нерефлексирующей, необременительной, «плотской» народной любви. Однако Б.Кустодиев, а затем М.Ларионов, используя фольклорные мотивы, сдобренные иронией, создали подлинные, полнокровные образы народного Эроса. Мотивация у художников, обращающихся к этой теме народной телесности, продиктована конкретным временем. У Кустодиева и Ларионова это была своего рода реакция на тип утонченной, изломанной, эмансипированной женщины серебряного века («Скучна, беспола и распутна», - безжалостно описал этот тип И.Бунин). У В.Лебедева в его замечательных «Спортсменках» - реакция на складывающийся в советской тоталитарной культуре тип функциональной, асексуальной женщины-бойца: готовой брать трудовые рекорды, стрелять, соревноваться на равных с мужчиной. В позднесоветские времена этот тип, несомненно, смягчился, но даже во вполне приличной, небесталанной «женской» прозе (И.Велембовская. «Сладкая женщина») артикулированная телесность, женственность, сексуальность подвергаются остракизму (этими качествами наделена женщина из предместий, неинтеллигентная, нетонкая, жадная). Ну а о простодушном выкрике участницы «телемоста» Донахью- Познера « В СССР секса нет!» на исходе советского периода, помнят все. Однако в изобразительном искусстве брежневского времени реакций на эту «государственную» тенденцию запретности, наложенной на сексуальность, почти не было. Тем интереснее обнаруженные недавно графические вещи Михайлова: эти «сладкие женщины» предместий, сохранивших народное, фольклорное даже, начало, откровенно завлекательные и завлекающие, тревожно плотские, абсолютно безразличные к эталонам красоты и поведения не то что западных – их тогда мало кто мог видеть, - советских женских журналов. Народный Эрос пробил себе дорогу даже сквозь психологические запреты и профессиональные навыки: просто художник дал себе волю и, как говорят в народе, размечтался.

Александр Боровский