12 снов Хармса

28.01.2017 - 25.02.2017
Творчество Даниила Хармса -это вызов обществу, отступление от принятых норм и как следствие неприятие и раздражение публики, точно такими же реакциями, как правило, сопровождается и абстрактное искусство. Раздражение – объединяющая эмоция, видимо поэтому Д. Хармс стал любимым писателем художника, и, видимо, поэтому он посвятил ему 12 своих работ.
Эти работы фокусируются на внутренней структуре поэтики Д.Хармса. С. Гуляко – художник, верный абстрактному методу. Этот метод не способен к иллюстрированию, воспроизведению. Ему «нечем» захватить фактуру жизни в её подробностях, деталях, алогизмах обычной жизни. Его сеть черпает другое: визуальные синонимы каких-то главных маршрутов хармсовской мысли. Исследователи (например, М.Б. Ямпольский в книге «Беспамятство как исток (Читая Хармса)» (1998)) определили сквозные мотивы в лирике, драме и прозе Д. Хармса.
Их несколько.
Мне кажется, С. Гуляко ближе всего такие мотивы, как окно и вода/текучесть. Исследователь творчества Хармса называет окно необычным оптическим «прибором», «преобразователем имени в пространственную, геометрическую структуру и геометрической схемы – в буквы». Окно действует как транслятор образов в слова, слов в образы. С.Гуляко поразительным образом выходит на визуализацию этой трансляции. Прямые (конструкция рамы, а, может, и наклеенные крест на крест защитные бумажные ленты) теряют свою геометрию. Зато они обретают подвижность и своего родадругое клеточное существование: они напоминают микропрепараты животных тканей под микроскопом: лабиринты, колонии, спирали. Они моногенны благодаря текучести какой-то подвижной материи, наполняющей все эти рукава и каналы, – это процесс взаимного проникновения, аналогичный кровообращению. С. Гуляко не думает омасштабе: микро оборачивается макро, и изображения уподобляются звездным знакам, по словам Леви-Стросса, «путеводным звездным маршрутам». Или – если брать дистанцию воздушного шара – тропинкам, натоптанным горожанами по желтому снегу.
В любом случае – это след живого, след Хармса.

По вторникам над мостовой
Воздушный шар летал пустой.
Он тихо в воздухе парил;
В нем кто-то трубочку курил,
Смотрел на площади, сады,
Смотрел спокойно до среды,
А в среду, лампу потушив,
Он говорил: Ну город жив.
Елена Гуляко, 2017